Сказ третий

НЕОЖИДАННОЕ НАШЕСТВИЕ

Шарвили любил с друзьями
Вацракар43 водить упрямо
За аулом, над рекой
Светлым лунным вечерком.
Чтобы все могли чудесить,
Народился новый месяц
И, повиснув между звезд,
Стал на свой обычный пост.
Быстро из ветвей кизила
Полумесяц смастерили.
И вокруг игрушки той
Закружились чередой
В шерстяных чухах джигиты,
В такт шагают деловито.
А напротив, ставши в ряд,
Девы напевают в лад
Песнь обрядовую, чтобы,
Из сердец изгнавши злобу,
Из людских, богиня Мен44
Принесла счастливый день.
- Мен, о милая богиня,
Усмири свою гордыню.
В облаках не хоронись,
Да над нами наклонись.
Нашей радости помеха
Злые козни Алапеха45.
И поэтому в ответ
Выплесни молочный свет.
Освети весь мир на радость,
Нам ведь многого не надо.
Наши не ввергал бы в грех
Души злобный Алапех.
А потом крылатой песне
На лужайке стало тесно.
И вонзились в небеса
Молодые голоса.
И поют самозабвенно
Девицы о сокровенном.
Хор джигитов их словам
Вторит, уловив едва.
«Рипе кюль»46 танцуют парни,
Среди них и сын Даглара.
Принаряженная сплошь,
Веселится молодежь.
В стороне костер огромный,
Освещает мир он темный.
Щедрый всем от предков дар –
Этот праздник Вацракар.
По извилистой дороге
Мчится всадник одинокий.
Очень скоро, знает он,
Упадет усталый конь.
Весь израненный и бледный,
Одолев подъем последний,
Не имея больше сил,
Он к лужайке подскочил.
Подошли к нему джигиты,
Видят плащ на нем расшитый
Золотом и серебром.
И почуяли нутром,
Что известие худое
Нынче он принес с собою.
Отвели его к костру,
Там опомнится к утру.
Но успел промолвить всадник,
Ртом хватая воздух жадно:
_ Передайте Шарвили,
Что в Ковар47 враги пришли.
То не воины простые,
Валят толпами густыми
За войсками племена,
Им не знают имена.
И не ведают пришельцы
Страха. Наши земледельцы
Иль от стрел мгновенно мрут,
Или в ужасе бегут.
А ведет их вождь косматый,
Кровопийца бородатый.
Слышали звериный рык?
Так ужасен их язык!
В пламени земля Ковара,
Сможет только сын Даглара
Выйти против той орды,
Нас избавить от беды!
- Всяческой хвалы достоин
Этот полумертвый воин.
Он до цели доскакал, -
Тихо Шарвили сказал, -
Наступило наше время,
И неведомое племя,
Захватившее Ковар,
Наш почувствует удар.
У Ковара нет защиты,
И поэтому, джигиты,
Нам нужна большая рать.
Как бы весточку послать
В горы всем дружинам вольным,
Житием своим довольным,
Чтобы на исходе дня
Дожидались здесь меня?!
Скоро стражники отважно
Развели костры на башнях.
Вслед за тем во все концы
Ускакали и гонцы.
Отцвела заря. К полудню
На лужайке стало людно.
По тропинкам к Шарвили
Добровольцы потекли.
Вот, одетые в овчину
Чабаны несут дубины.
Косы взяли косари,
Дровосеки – топоры.
Воины стоят с мечами,
Луки спрятав за плечами.
И охотники пришли,
Зов услышав Шарвили.
На конях сидят джигиты,
Копья точат деловито.
Разве пощадит врага
Мести крепкая рука?!
Беспокойно конь волшебный
Бьет копытом. Он враждебный
Чует дух издалека,
Где кровавая река
По семле течет Ковара.
И доволен сын Даглара
Ратью храброю своей,
Как себе, он верит ей.
В это время у Самбура
Старый Кас-Буба с чунгуром
Появился. Он щипнул
Золоченную струну:
- Развеваются тараты
И блестят на солнце латы.
Здесь я вижу удалой
Всадников и пеших строй.
Пусть трудны пути-дороги,
Но следят за вами боги.
Пробил час, и роковой
За народ начнется бой.
Трудная у вас задача.
Да сопутствует удача
Вам. И дух родной земли
Пусть поможет Шарвили!
Быстротечною рекою,
Изогнувшейся дугою,
Потекла Ковар спасать
Вниз по склону эта рать.
Кто не слышал о товарах
Града славного Ковара?
Кто откажется любить
Томных той страны девиц?
Некогда сомкнулись дружно
Берег Каспия жемчужный
И крутые горы здесь,
Породив густую смесь
Языков, культур, народов.
Проходили дни и годы,
Головы слетали с плеч,
Но забыть родную речь
Не могли совсем коварцы,
Ибо говорили старцы:
С незапамятных времен
Город этот населен
Племенами гор высоких.
Избегая битв жестоких,
Сильный получил удар
Вновь изнеженный Ковар.
И теперь святые храмы
Превратились в кучи хлама.
И Коварская стена
Северная сметена.
Оживленные кварталы
Пустырями ныне стали.
Наступает враг, и вот
В ужасе бежит народ.
И нельзя умилосердить
Кровожадных иноземцев.
И заметны их следы,
Словно знак большой беды.
Шарвили послал дозорных,
Чтобы выведать проворно
Велика ли вражья рать,
Как получше бой начать?
Ведь в бою не только сила,
Но и хитрость приносила,
Как говаривал народ,
Воинам победы плод.
Мало у меня джигитов,
Мыслит Шарвили сердито.
Их от смерти уберечь
Мне поможет верный меч.
Вот, стоят друг против друга,
Вспениваясь многоруко,
Два безжалостных врага,
И до смерти два шага.
Ждут они сигнала к бою.
Одержать ценой любою
Верх готовы над врагом.
Тишина царит кругом.
Не спешит начать, однако,
Шарвили сегодня драку.
На рожон не стоит лезть,
Если выход лучший есть.
Он, в седло садясь привычно,
Чужеземцам крикнул зычно:
- Эй, рабы зловонных брюх,
По округе ходит слух,
Дескать, ваш непобедимый,
Уважаемый, любимый
Всеми, главный пехлеван48
Нынче хвост прижал, болван!
Коль не спрятался трусливо,
С ним разделася бы живо
Я. Но если победит
Ваш прославленный джигит,
Рать моя уйдет покорно,
И тогда весь край наш горный,
Начиная с дня сего,
Станет данником его!
Согласились кровопийцы,
И огромный, желтолицый,
Воя, точно ураган,
В поле вышел великан.
Желтый лик страшнее смерти,
Нагоняет страх на сердце.
Узкий свой прищурив глаз,
К Шарвили сей дикобраз
Направляется беспечно.
Он надеется, конечно,
Выбить дух из удальца,
Опрокинуть молодца.
Горячится конь ретивый,
Шарвили нетерпеливый
Наглеца не станет ждать,
Сам привычен нападать.
Наконец, пришелец грозный
Палицею многогрузной
Завертел над головой,
Начиная смертный бой.
И пошла земля комками,
Задрожав под их ногами.
Скалят зубы скакуны,
Забияки-драчуны.
Обнялись в единоборстве,
Равные в своем упорстве
Статный юный пехлеван
И косматый великан.
Пот – ручьем, одежда – в клочья,
Полны ненавистью очи.
Копья сломаны и в бой
Меч пускает наш герой.
Ослеплен сияньем ярким,
Сжался в ком ягненком жалким
Желтолицый великан.
И от двух смертельных ран,
Испустив свой дух поганый,
Он упал на поле бранном.
Но, узрев такой исход,
Чужеземный тот народ
Завывая от обиды,
Вздыбив лошадей сердито,
В бой пошел, решая спор,
Нарушая договор.
Шарвили не знал: насильник
Верит в собственные силы.
Ну а тут он понял сам,
Грош – цена пустым словам.
Отрезвленный вероломством
Незнакомого потомства,
Он в сердцах рванулся в бой,
Разрушая вражий строй.
Вот дерутся гаргарейцы49,
На врагов бросая сети.
Здесь джигиты из Ути
Перекрыли им пути.
Там отряд воюет ткрский,
Меж врагов виляя юрко.
И кюринцы-смельчаки50
За коварцев очаги
Жизнь свою отдать готовы.
Молчалив цахур51 суровый,
Но его короткий меч
Славную заводит речь.
Слева с копьями шабранцы
Потеснили голодрандев,
Рубятся, сомкнув уста,
Не жалеют живота.
Где же он, их вождь косматый,
Кровопийца бородатый?
Ищет Шарвили его –
Обнаружить нелегко.
Далеко его берлога,
Наш герой туда дорогу
Прорубает сквозь ряды
Вражьих воинов, следы
Оставляя от ударов
Своего меча. От кары
Предводитель не уйдет, -
Все равно его найдет!
Вот и он. Охрана рядом,
Перебитая отрядом
Из Гияра, полегла,
Словно спать сюда пришла.
Враг, повержен на колени,
Обращается в смятеньи
К Шарвили: - Пощады жду,
Сам полез в твою узду!
Гнев и ярость враз иссякли.
Видит горец, этот дряхлый
Чужеземец, сын степей,
Не опасен он теперь.
Кто повержен, тот – убитый,
Не коснется меч джигита
Сдавшегося в плен врага,
Проходимца-чужака.
- Рать моя тобой избита,
Прикажи своим джигитам
Бой сей час же прекратить,
Мы готовы вам служить!
-Так и быть! – Сказал с презреньем
Победитель. Враг с кряхтеньем,
Робко встав с сырой земли,
Поклонился Шарвили.
Отступил назад, оскалясь,
Миг – и пятки засверкали!
И пошла трусливо вспять
Желтолицая та рать.
А потом Ковар стеною
В десять юков высотою
Шарвили опять обнес,
Мир коварцам он принес.
Вот и все. И на равнине
Делать нечего отныне
Победителю. И он
Воротился в отчий дом.
Весь в заботах повседневных
И беседах задушевных
Мирно дни его текли,
Любят люди Шарвили!

43 Вацракар – лезг. Вацракъар, Вацран йикъар – древний обряд, посвященный Мен, богине Луны.
44 Мен – персонаж древнего лезгинского языческого пантеона. Богиня Луны.
45 Алапех – лезг. Алапехъ – персонаж древнего лезгинского языческого пантеона. Злой бог тьмы.
46 «Рипе кюль» - лезг. «Рипе къуьл» - старинная лезгинская танцевальная мелодия и песня.
47 Ковар, коварец, – лезг. Кьвевар – древнее название города Дербента в Дагестане, а также наименование его жителей.
48 Пехлеван – здесь: богатырь.
49 Гаргарейцы – наименование одного из племен в Кавказской Албании.
50 Кюринцы – жители исторической области Кюре, что на юге Дагестана.
51 Цахур – лезг. Ц1ахур. Село на юге Дагестана, а также название лезгиноязычной народности.

Комментарий кхьихь

Ограниченный HTML

  • Допустимые HTML-теги: <a href hreflang> <em> <strong> <cite> <blockquote cite> <code> <ul type> <ol start type> <li> <dl> <dt> <dd> <h2 id> <h3 id> <h4 id> <h5 id> <h6 id>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.