Сказ второй

МЕЧ И КОНЬ

- Говорят, что жизнь без друга –
Без конца и края мука.
И о том веду я речь,
Что джигиту нужен меч.
По неписанным адатам,
Нужен конь ему крылатый.
Ими надо дорожить,
Верно Родине служить!
Напевая песню эту,
Кас-Буба бродил по свету.
По аулам, городам,
Как положено певцам.
На совет его семейный
Пригласил благоговейно
Как-то вечером Даглар,
Поднеся барашка в дар.
И сказал Даглар ашугу24,
К сердцу прижимая руку:
- Вырос сын, не знаю я,
Где достать ему коня?
Подскажи, я жертвой стану,
Где я меч ему достану?
Все, что я ему ни дал,
Он рукой одною смял.
Всех коней он искалечил,
Знахарь наш их ныне лечит.
Взять Алпана25 упроси
У него избыток сил!
Призадумался сказитель:
Чабана бы не обидеть,
Да помочь бы Шарвили
Силою родной земли.
- Попрошу, - сказал он твердо,
В небо взор уткнув свой гордо, -
Как услышат мою речь,
Принести тяжелый меч
Кузнецов долин и взгорий.
И табунщики там вскоре, -
Саза26 трону я струну, -
Приведут по скакуну.
Пусть тогда коня по вкусу
Подберет твой сын, не труся!
Пусть подыщет себе меч
Тот, который рубит с плеч.
Кас-Бубы призыв услышав,
Нарядившиеся пышно
К Шарвили со всех концов
Едут сотни кузнецов.
И табунщики игривых
Скакунов приводят дивных.
Съехались и млад, и стар,
Каждый хвалит свой товар.
Этот хочет бескорыстно
Меч отдать. Другой же мыслит,
Покупателя маня,
Подороже сбыть коня.
Срок настал, и с зычным криком
Из толпы гиярец27 дикий
К Шарвили спешит с мечом,
Убеждая горячо:
- Глянь, привез я то, что надо,
Все гиярцы будут рады,
Если ты на пояс свой
Этот меч повесишь мой!
Шарвили тот меч схвативши
Необузданным ручищем,
Пополам переломил,
Не потратив даже сил.
Взял потом он меч суварский28,
Разукрашенный по-царски.
Дважды им герой взмахнул,
Полотно меча согнул.
Меч мюшкюрский29 в восемь чибов30
Мигом о скалу расшиб он.
Отступил народ назад,
Прячут кузнецы глаза.
Не пойдет на поле брани
Шарвили с мечом Набрана31.
Легок меч, и вот беда,-
В небе канул навсегда.
Шарвили в мгновенье ока
В этот день попортил много
Сабель, кинжалов, мечей,
Но себе не взял ни чей.
- Пусть коней теперь посмотрит, -
Табунов владельцы бодро
Заявили. – Мы для них
Не жалели сил своих!
Своего коня приводят
Из Сувара коневоды.
Уж такого скакуна
Не видала вся страна.
Шарвили к коню подходит
И изъянов не находит.
Длань на спину опустил,
Тотчас дух он испустил.
Жеребца привел шабранец32,
Тучных нив седой посланец.
Сесть в седло герой хотел,
На колени конь осел.
Искалечен конь цахурский33,
Прочь бежит табунщик турский34,
Повернули с полпути
Коневоды из Ути35.
Гости скоро заскучали
И разъехались в печали,
Свой оставивши товар,
Разнося худой хабар36.
Беспокоились недаром,
Как видать, Цюквер с Дагларом.
Без оружия джигит
Будет сам позорно бит.
С вражеской не сможет ратью
Он теперь достойно драться.
Без коня погибнет здесь
Шарвили – дитя небес.
- Знаю я, что надо делать!
Собирайте, люди, смело
Весь железный лом вокруг! –
Кас-Буба воскликнул вдруг. –
Тот металл из недр Отчизны
Добывал ценою жизни
Наш народ. И потому
Воздадим хвалу ему.
А хвалу воздав, обяжем
Черного всегда от сажи
Мы Дахара-кузнеца37
Выковать для храбреца
Грозный меч, длиной в два юка38.
Не откажет мне, как другу,
Кузнецов отец Дахар,
Хоть и стал он нынче стар.
Позабыв свои невзгоды,
В меч тот вложит мощь народа,
Жар неистовых сердец
Знаменитый наш кузнец!
Разговаривая громко,
Стали собирать обломки.
Не было такого ввек, -
Получилось семь телег.
Помогли Даглару люди,
Значит, меч волшебным будет.
В горы выслали гонца,
Известили кузнеца.
Жил Дахар в пещере дикой,
Грозный Ген39 ему владыка.
Здесь он век свой вековал,
Что-то изредка ковал.
Он работы не боялся,
И за дело быстро взялся.
Затрещал пещеры свод,
В ужасе застыл народ.
Семь чувалов40 для начала
Угля взял. Меха качали
Воздух, словно ураган,
На пылающий курган.
Семь ночей и дней работал
Мастер, обливаясь потом.
Стали таять от жары
Ледники Буба-горы41.
Тяжеленный, чуя волю,
Всю неделю ухал молот.
Ждал конца работы той
С нетерпеньем люд простой.
Ждали Кас-Буба с Дагларом,
Что вот-вот в руках Дахара,
Стоит только приналечь,
Засверкает чудо-меч.
Не смыкает вовсе вежды
Шарвили, живя надеждой.
Видит он уже свои
Схватки, подвиги, бои.
На рассвете дня восьмого
Тишина упала снова
На долины, на леса.
Завершились чудеса.
Из пещеры меч выносят
Семеро джигитов рослых.
Норовит увидеть всяк,
Как с ним справится смельчак?
Шарвили за меч схватился
И внезапно рассердился,
Ведь он в спешке не учел,
Что быть может меч тяжел.
Знал Дахар, что эта тяжесть
Удальцу на плечи ляжет.
Сила мышц и вес меча
Смогут горы сокрушать.
Вдруг, отбросивши папаху,
Богатырь широким взмахом,
В боевом горя пылу,
Меч обрушил на скалу.
И со скоростью хабара
Разлетелись от удара
Все обломки той скалы
В грохоте, в клубах пыли
По Лезгинии пределам.
Испытав оружье делом,
Шарвили сказал: - Рассечь
Я хотел скалу, а меч,
Потому что он не острый,
Не рассек, а глыбу просто,
Словно молот, раскрошил.
Кас-Буба тогда решил:
- Прочен меч, и видят боги,
Мы на правильной дороге!
Мы попросим кузнеца
Все доделать до конца.
А для этого, как друга,
Вы послушайте ашуга, -
Боги этого хотят,
Надо закалить булат.
Коль имеют молодицы,
У которых народилось
В жизни первое дитя,
Молока в своих грудях,
Пусть дадут во славу края!
Сможет сила молодая
Отточить тяжелый меч
И от ржи его сберечь!
А потом ашуг добавил,
Что любая будет вправе
Мать просить у Шарвили
Помощи, когда б могли.
Став лицом к лицу с народом,
Первый раз в младые годы
Обещает сам герой
За народ стоять горой.
Молоко несут грудное
Больше надобности втрое.
И разводит снова жар
В кузне древней сам Дахар.
Раскалив булат упругий,
Брал в мозолистые руки
И в густое молоко
Опускал его легко.
Всю неделю он трудился
И работою гордился.
Кас-Бубы не лжива речь, -
Славным будет этот меч.
Молока уже ни капли.
И народ покинул сакли,
Думает, возьмет храбрец
То, что нужно, наконец.
Тут-то и узнали горцы:
Стал булат подобен солнцу.
На него смотреть нельзя, -
Не ослепли бы глаза!
Из-под бурки у Дахара,
Меч извлекши, сын Даглара
В глыбу мрамора легко
Погружает он его.
Подойдя к Дахару близко,
Поклонился очень низко
Шарвили. Потом сказал:
- Это то, что я искал!
Спрячу меч волшебный в ножны,
Помогите так же дружно,
Знаю, любите меня,
Раздобыть теперь коня!
40
Слышал я, что там, где горы
Подступают прямо к морю,
Тайный есть подземный ход,
В мир времен прошедших вход.
Старец там коня имеет,
Но никто войти не смеет
В ту пещеру. Там впотьмах
Ужасает смертный страх.
Кас-Бубы совет послушав,
Шарвили свой пояс туже
Затянул. Уж он теперь
В мир теней разыщет дверь.
Шарвили с едой котомку
Взял с собою в путь-дорогу.
Меч – защиту от врагов –
Злобонравных чужаков.
Пожелав удачи сыну,
Мать плеснула из кувшина
Свежей вслед ему воды,
Чтобы не было беды.
По-ребячьи безрассудно
По горам он шел безлюдным.
И блуждал средь диких скал,
Цель заветную искал.
Он и горные долины,
И угрюмые теснины,
Как мудрец его учил,
Безупречно изучил.
И в пещерах под горами
Тайный ход искал упрямо.
Безунывно верил он, -
Где-то близко дивный конь.
Исходив седые горы,
Что подходят прямо к морю,
Отдохнуть решил герой,
Развязал суму с едой.
41
Вдруг пошла земля толчками
И внезапно под ногами
Почва провалилась вниз.
Шарвили, поберегись!
Грохот стих, и пыль осела,
Взялся Шарвили за дело.
Он увидел пред собой
Ход глубокий, потайной.
Приготовился он к драке, -
Меч светил ему, как факел.
Цель настиг герой и вот
Смело двинулся вперед.
Шел храбрец, и незаметно
Расширялся ход подземный.
Вот куда-то путь исчез,
А кругом гранитный лес.
Пущен в дело меч, и ловко
Прорубает он дорогу,
Словно знает, что она
Наведет на след коня.
А когда джигит преграду
Одолел, и тут же рядом,
Неизвестно, как и где
Зародились в темноте
Два больших ужасных глаза.
Шарвили отпрянул разом
И услышал громкий глас:
- Ты и нужен мне как раз!
Сколько я ночей бессонных,
Шарвили неугомонный,
Здесь провел из-за тебя,
Не жалеючи себя?!
И за то, что ты нарушил
Наш покой, тебя задушит
Шармуну42 – гроза детей.
Не уйдешь ты из сетей
Мной расставленных искусно!
Тотчас неприятель гнусный,
Весь от злости клокоча,
Ринулся вперед, рыча.
Удивившись несказанно,
Натиск этот ураганный
Шарвили остановил,
Не потратив даже сил.
Отступил гигант смущенно,
Смелостью завороженный
Расторопного юнца,
Безрассудного бойца.
Вдруг огонь из глаз страшила
Брызнул. Кровь застыла в жилах
Шарвили. Но чудо-меч
Смог героя уберечь,
Отразив огонь смертельный.
Рассердился неподдельно
Сын чабанский. На врага,
Отступив на полшага,
Он удар меча обрушил
В честной схватке, не нарушив
Боя правил. И от ран
Пучеглазый великан
Пал на камни, бездыханный.
Вдруг раздался грохот странный,
И нагрянувший поток
Все с собою уволок.
Солнца луч лица коснулся,
Шарвили тотчас очнулся.
Трудно храбрецу понять,
Как он мог сюда попасть.
Видит, под огромным дубом
Он бедняцкую халупу,
А услышав шум морской,
С великаном вспомнил бой.
Помня о заглавном деле,
Шавили стремился к цели.
Знал он, выбран верный путь
И с него не мог свернуть.
Все же, как и не крепился,
Когда древний появился
Старец, как из-под земли,
Удивился Шарвили.
Бородою белоснежной
Старец смахивал прилежно
С трав прозрачную росу,
Скрашивая свой досуг.
Он сказал: - Сынок желанный,
Победил ты великана
И немножко припугнул
Злого бога Шармуну.
Нынче в этой заварухе
Показать ты силу духа
Должен, ибо силу рук
Показал ты, милый друг.
В роднике под этим дубом,
Где стоит моя халупа,
Бьет струя из-под корней,
Колдовская сила в ней.
И к коню чрез тот источник
Пролегает путь урочный.
Но погибнешь, мальчик, ты,
Если выпьешь той воды!
Так сказал старик и канул.
К роднику пошел исправно
Шарвили, и потому
Захотелось пить ему.
Начинает мучить жажда
Нестерпимо с шагом каждым.
И чем ближе к роднику,
Все труднее смельчаку.
Усыпляет голос нежный:
- Очень свеж источник здешний,
Подставляй под струйку горсть,
Вдоволь пей, желанный гость!
Опустился на колени
Шарвили. Истома лени
Отравляет мозг ему
И влечет с собой во тьму.
Вдруг вода оттенок ржавый
Обрела. Ручей кровавый
Различает Шарвили.
Он течет из-под земли.
Пересилив жажды муки,
Спрятал за спину он руки.
Выполнил наказ точь-в-точь
И пошел от дуба прочь.
Шарвили глазам не верит:
Ожили вдруг птицы, звери.
К солнцу потянулся лес,
Ярче стали краски здесь.
А когда исчезла жажда
И хотел идти отважно
Дальше он, старик седой
С белоснежной бородой
Появился вновь. С надеждой
Посмотрел в глаза, как прежде,
И сказал: - Теперь коня
Ты получишь у меня.
Был и я джигитом смелым,
Сильный духом, крепкий телом.
И коня я сам один
Из морских добыл глубин.
И меня за это боги
Покарали очень строго.
В одиночестве, как зверь,
Должен был я жить теперь.
Сделали меня бессмертным
До поры, пока усердно
Буду землю охранять,
Божью волю выполнять.
А когда узнал, что смело
За свое ты взялся дело,
К жизни вкус я потерял.
Понял, годы свои зря
Разбазарил я. И сразу
Затуманившийся разум
Просветлел. И я людей
Стал здесь ждать на склоне дней.
Ты пришел, сметя преграды,
И коня тебе в награду
Дам. Но жизни сам лишусь,
В дуб засохший превращусь.
Всю неделю неотлучно
Поливай собственноручно
Дуб. Тогда из-под земли
Выйдет конь твой, Шарвили!
Вот старик наговорился
И внезапно появился
Дуб, где раньше он стоял
И героя наставлял.
Шарвили семь дней прилежно
Поливал тот дуб с надеждой,
Что старик не обманул,
Сделавши ему посул.
А когда джигит устало
Прислонился к дубу, малый,
Тощий белый жеребец
Объявился, наконец.
Разозлившись не на шутку,
Шарвили схватил малютку.
Как же это понимать, -
Он не смог его поднять.
И откуда в теле хилом
Жеребца такая сила?!
Выгибает шею он, -
Вот каков волшебный конь!
Шарвили сказал: - Недаром
Я развеял злые чары.
Не приходится жалеть,
Хоть и тощ мой жеребец.
Видят боги, очень скоро
Приведу его я в горы.
И когда домой придем,
Будут рады мать с отцом.

24 Ашуг – лезг. ашукь. Здесь: певец-импровизатор.
25 Алпан – персонаж древнего лезгинского языческого пантеона. Верховный бог, ведающей молнией, громом и огнем
26 Саз – музыкальный инструмент с семью и более струнами, большой чунгур.
27 Гияр, гиярец – Название древнего города, отождествляемое с современным селением Курах в Дагестане и наименование его жителей.
28 Сувар, суварский – лезг. букв.: праздник. Название эпического города и наименование его жителей.
29 Мюшкюр, мюшкюрский – лезг. Муьшкуьр. Историческая область в Кавказской Албании (Маскат, Маскут), примыкающая к правому берегу р. Самур.
30 Чиб – лезг. ч1иб – старинная лезгинская мера длины, пядь.
31 Набран, набранцы, набранский. Название древнего населенного пункта, расположенного южнее от реки Самур в Хачмасском районе Азербайджана.
32 Шабран, шабранец – древний город Кавказской Албании, располагавшийся на территории нынешнего Хачмасского района Азербайджана и наименование его жителей.
33 Цахур, цахурский – лезг. Ц1ахур – древнее село в Рутульском районе Дагестана, а также название небольшой лезгиноязычной народности
34 Тури, турский – лезг. Т1ури – старинное название селения Ахты в Дагестане, а также наименование его жителей.
35 Ути – историческая область в Кавказской Албании.
36 Хабар – здесь: известие, а также пересуды.
37 Дахар – лезг. Дагьар – имя собственное мужское. Букв.: расщелина, а также пещера.
38 Юк – лезг. юк1 – Старинная лезгинская мера длины, равная, примерно, 1 метру.
39 Ген – персонаж древнего лезгинского языческого пантеона. Бог земли.
40 Чувал – старинная лезгинская мера веса и объема, реже – площади, равная, примерно, 70 кг.
41 Буба-гора – название одной из вершин на южной стороне Главного Кавказского хребта.
42 Шармуну – персонаж древнего лезгинского языческого пантеона.

Комментарий кхьихь

Ограниченный HTML

  • Допустимые HTML-теги: <a href hreflang> <em> <strong> <cite> <blockquote cite> <code> <ul type> <ol start type> <li> <dl> <dt> <dd> <h2 id> <h3 id> <h4 id> <h5 id> <h6 id>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.